23 апреля 2014 в 18:55

Новый первый замглавы Ощадбанка --- о госбанках, влиянии РФ и проблемах системы

С какими проблемами сражается Ощадбанк, как стоит бороться с валютными махинациями и как россияне влияют на банковскую систему Украины Дело.ua рассказал новоназначенный первый зампред учреждения Евгений Березовский

Евгений Березовский вступил в новую должность в Ощадбанке только пять дней назад. Он уточнил журналистам Дело.ua, что рассказывать о подробностях ситуации в банке еще не готов, так как лишь знакомится с ней. В интервью он очертил свой подход к управлению госбанком.

В Альфа-Банке вы отвечали за корпоративное направление. Будете тем же заниматься и в Ощадбанке?

Да. Но я знаю планы по рознице — и могу сказать, что сейчас банк будет очень серьезно работать с сервисом.

Вы в Ощаде всего 4 дня, но очевидно, хотя бы поверхностно с делами банка успели ознакомиться. То, что вы увидели, вас шокировало?

Отнюдь. Финансовое здоровье Ощадбанка, по крайней мере по базовым показателям — ликвидность, графики погашения кредитов — лучше, нежели у любого из коммерческих банков. У банка были созданы хорошие резервы, которые полностью соответствуют состоянию его портфеля. Но дайте мне чуть больше времени разобраться — 4 дня явно мало, чтобы исчерпывающе ответить на этот вопрос.

Но могу точно сказать, что сейчас состояние банка будет улучшаться, так как Ощадбанк в период нестабильной ситуации — это всегда "тихая гавань". И сейчас к нам будут переходить многие корпоративные клиенты, госкомпании в первую очередь.

Например?

"Укрзализныця". Они всегда обслуживались в Экспресс-банке — так исторически сложилось, что он был создан когда-то при участии УЗ, но, по сути, это частный коммерческий банк. Вчера "Укрзализниця" перешла на обслуживание к нам. Также сейчас переходит ряд оборонных предприятий, которые ранее обслуживались в Сбербанке России, но по понятным причинам не могут там больше оставаться. Работа с "оборонкой" — большой вызов для нас, это очень специфический бизнес, но это и огромные перспективы сотрудничества. Ведь сейчас, говоря об обслуживании всех этих компаний, мы понимаем, что нам нужно не просто кредитовать их, а максимально глубоко интегрироваться в бизнес клиента, чтобы предоставлять ему полный спектр услуг — от кредитов и текущих счетов до зарплатных карт. Такой подход не только более прибылен, но и позволяет лучше контролировать "финансовое здоровье" клиента.

Но уже есть план действий на "первые сто дней"?

Пока я вижу, что нужно действовать по ситуации. Нам нужно решить вопрос с Крымом — мы ведь как госбанк не можем просто взять и уйти оттуда как коммерческие банки, у нас есть отток средств населения — эту проблему тоже нужно решать. Так что думаю, что эти первые сто дней мы будем заниматься тушением пожаров. Ситуация, увы, сейчас требует больше тактики, нежели стратегии.

А почему вы не можете уйти из Крыма?

Специфика работы государственного банка. Наша позиция: Крым — это часть Украины, был, есть и будет. А значит, мы должны обслуживать наших граждан, живущих в Крыму. В госбанке вообще очень много вещей происходят совершенно иначе, нежели в коммерческом. Поэтому работа в Ощаде — для меня серьезный вызов. Кроме прибыльности, которая, конечно, первична, нужно помнить и о том, что твой банк выполняет еще и социальную функцию. Поэтому рассуждая, к примеру, о том, что делать с сетью — у Ощадбанка порядка 6 тыс. отделений, но они разные по качеству — так вот, думая, что с ними делать, нужно помнить, что где-то это вообще не просто единственное банковское отделение, а единственное место "коммуникации с миром".

Евгений БерезовскийКакие основные проблемы Ощадбанка вы могли бы выделить?

Очень сильную инерционность, которая продиктована колоссальными масштабами учреждения. В Ощаде на самом деле очень хорошая команда — не только новая, но и старая, но очень многие инициативы "тонули", пока доходили до мест.

И как это побороть?

В мире есть банки и крупнее Ощадбанка, и они имеют успешные кейсы управления. Приглашаются консультанты — те же McKinsey — и разрабатывается модель. Ничего же не ново под луной.

Когда-то звучали предложения сделать Ощадбанк еще больше, объединив под его "зонтиком" все национализированные банки. Вы поддерживаете такое предложение?

С одной стороны, я уверен, что государственных банков должно быть как можно меньше. То есть, Ощадбанка, который бы поддерживал определенные отрасли экономики льготным кредитованием в рамках тех или иных госпрограмм (вот сейчас, например, нужно поддерживать аграриев), и экспортно-импортного банка, который бы занимался поддержкой именно таких операций, целиком достаточно. Но с другой стороны — я против объединения национализированных банков в рамках Ощада: добавив еще огромное количество отделений, добавив их проблемы, мы можем крайне негативно повлиять на состояние банка. Поэтому в текущей ситуации, пока экономика крайне зыбка, наилучшим вариантом я считаю сохранение статус-кво. Возможно, когда экономика пойдет на поправку, банки, находящиеся сейчас в госсобственности, можно будет продать частным инвесторам. Потому что я идеологически против роста роли госбанков. В кризис это всегда происходит, так как люди идут в госбанки как в более надежные, но рынок должен расти все-таки за счет частных банков. Тем более, что сейчас национализированные банки как раз не главная проблема финсистемы. Главная проблема — это те банки, в которые сейчас введена временная администрация. Нужно понять, что с ними делать. Там ведь и вкладчики, и промышленность от них подпитывается.

И что бы вы рекомендовали с ними делать?

Перед тем, как принимать решение о поддержке или банкротстве — проверить жизнеспособность модели. Потому что это не подход, когда дают деньги, а через год — "ой, у нас не получилось". Ведь в итоге все равно доходит до фонда гарантирования вкладов, но вместо того, чтобы решить вопрос быстро — тянут, тянут. Так что сначала — покажи бизнес-модель, покажи, как ты из этой ситуации будешь выходить, и если она окажется рабочей — а это тоже должны оценить привлеченные консультанты — то можно говорить о поддержке. А если нет — нужно сразу передавать все в фонд гарантирования и не продлевать мучения.

Думаете НБУ пойдет на резкие шаги?

На мой взгляд, у государства должна быть позиция. И сейчас не та ситуация, чтобы это была позиция доброго ко всем регулятора. На рынке работают десятки банков, которые ничем кроме обналички на самом деле не занимаются. Если у них начнутся проблемы — их спасать? На мой взгляд НБУ должен выжигать такие банки, извините, коленным железом.

Бесспорно. Но в таких банках и вкладчиков нет. А в ВБР, например, или Брокбизнесбанке — есть.

А для таких — рабочая модель или фонд гарантирования вкладов, то, что я уже говорил. Но честно — я считаю, что если ради того, чтобы спасти банк нужно влить капитал, заменить весь менеджмент, придумать новую стратегию, расчистить активы… То легче создать новый.

Возвращаясь к банкам-прачечным — как препятствовать их развитию на рынке? Повышать планку капитала?

Только капитал не поможет. Посмотрите — у нормальных банков капитал в разы выше норматива. А если вы поднимите норматив до 150, 200 млн грн — не проблема, они "дольют". Так что нужно вычищать банки по операциям, которые они проводят. Потому что рынок черного нала создан именно банками, и сейчас регулятору нужно очень жестко с этим бороться. Просто отбирать лицензии, если эта лицензия получалась только чтобы деньги гонять.

А нет опасений, что со смертью рынка налички, умрет и половина предпринимателей?

Есть. Поэтому это нельзя делать моментально, да и не получится, наверное, но начинать системно заниматься "зачистками" — пора. А что касается предпринимателей — сейчас в налоговую пришли очень здравые ребята, они все это прекрасно понимают, и сейчас там готовятся предложения по снижению налогообложения. Подход там сейчас таков — платить должны меньше, но все. Уверен, и Игорь Билоус (глава налоговой — прим. ред.) тоже в этом уверен — так бюджету удастся собрать куда больше.

Какие еще проблемы украинского банковском рынка вы могли бы выделить, кроме черного нала?

Нам сейчас непременно нужно выработать политику по регулированию иностранных банков, масштабы которых значительно превышают не то, что украинские банки, а золотовалютный резерв страны. Вы понимаете о ком я — в данном случае о Сбербанке России. Признаюсь, я был сильно удивлен, когда в свое время украинское правительство так легко, без каких-либо ограничений, пустило Сбербанк на свой рынок. Этот банк третий год подряд зарабатывает по $10 млрд прибыли, его масштабы больше чем Украина! Я не в коем случае не говорю, что Сбербанк нужно как-то "выдворять" с рынка — это не нужно и невозможно, учитывая масштабы их портфеля в Украине (около $5 млрд. — прим. ред.). Но когда мы пускаем к себе государственный банк другой страны — еще и таких масштабов — нужно понимать, как мы будем его контролировать. Нужны ограничения — по капиталу, активам. По сути нужны специальные нормативы для таких банков. Эту задачу Украине нужно срочно решить. А Сбербанку, в текущей ситуации, нужно также срочно определиться — он все-таки в политике, или в финансах.

Ощадбанк может в случае чего перекредитовать клиентов Сбербанка в Украине?

У нас слишком разные возможности со Сбербанком. Если для нас выпустить евробонды на миллиард долларов — это сродни сверхзадаче, то для них — раз плюнуть. Но конечно — Ощадбанк поддерживается государством, хотя мы и понимаем, что эта поддержка не безгранична, и будет в случае необходимости вмешиваться в ситуацию.

Я понимаю, что вы уже 4 дня как чиновник, но все-таки не могу не спросить — как вы оцениваете нынешнюю политику НБУ?

В первую очередь я оцениваю ее как политику людей, у которых нет денег. Заявления это заявления, а когда денег нет — то их нет. Ну не мог Кубив затопить рынок долларом, чтобы стабилизировать курс — нечем затапливать! Тем более — мое мнение, что и не нужно ничего держать. Слишком большой ценой мы все эти годы держали курс — ведь он был единственным доказательством политической стабильности, и его держали любой ценой в прямом смысле этого слова. И я прекрасно понимаю, что как только придут деньги МВФ — Нацбанк тут же охладит валютный рынок. А те, кто нахватались по 15 — ну, может задумаются в следующий раз.

Так что — с учетом ситуации в стране, в экономике — а она, нужно честно себе признаться — катастрофическая — Нацбанк делает максимум из того, что возможно. Как и Кабмин. Просто у нас же хотят, чтобы пришел — и все сразу стало хорошо. И мало кто думает о том, что страна сейчас напоминает обворованную квартиру, в которой не то, что мебель вынесли — а даже обои содрали. И воры, при этом, еще даже не ушли! А от нового правительства, как и от НБУ, хотят, чтобы они одновременно и воров выгнали, и обои поклеили, и мебель поставили, и обед приготовили, еще и чтобы праздник сделали. Так не бывает. Так что давайте будем реалистами и профессионалами, и давайте вопросы работы Нацбанка обсуждать профессионально, а не с позиции "хочу все и сразу".

Говорят, вас звали в НБУ, но помешало российское гражданство?

Разговоры об НБУ не были серьезны, да и я считаю, что не готов работать в таком органе. Это ведь совершенно другой уровень понимания экономики, я коммерсант, а коммерсанты думают совершенно иначе. Что касается российского гражданства — то я решил отказаться от него, и сейчас нахожусь в стадии оформления украинского. Кстати, это не связано с тем, что мне предложили должность в Ощадбанке — это решение я принял раньше. Правда, наивно полагал, что все будет быстрее и проще, но Украина надежно защищается, чтобы ее гражданство не получили невесть кто. Но сейчас благо все документы уже собраны, отказ от российского гражданства я написал, документы на получение украинского все подал, и, надеюсь, в ближайшее время стану полноправным гражданином Украины.

раздел:

По теме:

Банк Коломойского обвинил Центробанк РФ в рейдерстве
Финансы 22 апреля 2014 в 12:28

Банк Коломойского обвинил Центробанк РФ в рейдерстве

Украинский Приватбанк считает, что российский валютный регулятор планирует силой завладеть инфраструктурой финучреждения на аннексированном Россией полуострове

Яценюк готов простить участников налоговых "площадок" режима Януковича
Финансы 18 апреля 2014 в 11:30

Яценюк готов простить участников налоговых "площадок" режима Януковича

Премьер считает, что предпринимателей вынуждали участвовать в теневых схемах