Колумнисты 27 сентября 2005 в 10:13

Патрик-Луи Виттон: "Сначала я хотел быть ветеринаром"

В эксклюзивном интервью в Париже наследник известной торговой марки рассказывает о заказах для богатейших людей мира, о своей коллекции курительных трубок, о приготовлении пищи и о своих 120 собаках. Патрик-Луи Виттон, праправнук основателя самой прибыльн

В эксклюзивном интервью в Париже наследник известной торговой марки рассказывает о заказах для богатейших людей мира, о своей коллекции курительных трубок, о приготовлении пищи и о своих 120 собаках

Патрик-Луи Виттон, праправнук основателя самой прибыльной в мире на сегодняшний день фирмы-производителя изделий класса "люкс", принял нас в семейном доме "Луи Виттон" в пригороде Парижа Асньерес. Он провел нас не только по этой вилле в стиле "модерн", по ее роскошной гостеприимной гостиной на первом этаже и по прекрасному музею, но и по недавно реконструированным мастерским фирмы. Именно в них местные ремесленники изготавливают новые коллекции сумочек. Работают они и над специальными заказами, которые Патрик-Луи Виттон изготавливает по мерке самым богатым людям мира.

Только после этого становится понятно, в чем заключается особенность этой знаменитой торговой марки: каждый шов, надрез и винтик — это результат добросовестной и кропотливой ручной работы. Увидев это, и самим хочется начать борьбу со всеми подделками марки Vuitton, продающимися на черном рынке и лишь отдаленно напоминающими оригинальные, аутентичные изделия с логотипом LV. Патрик-Луи Виттон остается верен традициям дома: он не только может сам сделать самый сложный чемоданчик, но и следит за тем, чтоб семейная тайна оставалась тайной. Сейчас он передает свой многолетний опыт двум сыновьям, которые совсем недавно приступили к обучению в мастерских фирмы.

— Вы уже с детства хотели работать в семейной фирме?

— По правде говоря, нет. Сначала я хотел стать ветеринаром. Но сейчас совсем не жалею. Нисколечко! К тому же я имею возможность получать знания, касающиеся моего призвания: если одно из моих животных заболевает, я лечу его сам.

— Я слышала, что у вас целая стая собак. Это правда?

— Да, у меня сто двадцать собак. Больше всего я люблю фокстерьеров, знаю кличку каждой собаки. Еще я люблю лошадей. Занимаюсь ими вместе со своим хорошим другом Жан-Полем Гуерланом. Он тоже, как вы знаете, происходит из семьи с давними традициями. Недавно мы вместе даже сделали подарок для его прекрасной жены — сумочку для парфюма в единственном экземпляре.

Патрик-Луи Виттон любит красивых женщин, особенно блондинок. А довольно "консервативная" внешность просто вводит в заблуждение. Да и вообще, он производит впечатление не только очень галантного мужчины, но и остроумного собеседника.

— А как именно вы начали работать в компании Vuitton?

— Когда умер мой отец, бабушка настояла, чтобы его дело продолжил я. В цеха я пришел в 1978 году. Сначала, как и все остальные, должен был обучаться делу. Я до сих пор храню документ, которым родственники когда-то засвидетельствовали мой приход к семейному делу.

— Это значит, что вы сами до сих пор можете сделать, например, сумочку?

— Конечно! Свое ремесло я знаю безупречно, мне известны все его подводные камни. Иначе я не мог бы заниматься тем, чем занимаюсь. Могу сделать и сумку, и чемодан.

Доказательства этих слов последовали незамедлительно. Когда мы перешли в очередной цех, Патрик-Луи Виттон внезапно расстегнул свой ремень, взял у одного из мастеров инструменты и сделал в ремне новое отверстие, констатируя, что "в последнее время немного похудел".

— Почему вы обратили свое внимание на специальные заказы?

— Для меня это чрезвычайно интересная работа по нескольким причинам. Во-первых, я могу предложить изделия, существующие только в одном экземпляре и сшитые точно по меркам. Во-вторых, имею возможность встречаться с необычными людьми: артистами, дирижерами, художниками…

— Ваши заказчики всегда имеют четкое представление о том, как должен выглядеть их чемодан?

— Специальные заказы — это особый вид услуг. Клиенты приходят в магазин и говорят, что им хотелось бы приобрести. Большинство из них — это люди, которые много путешествуют и которым поэтому нужен очень практичный чемодан. Могут заказать и чехол для теннисной ракетки или, например, футляр для музыкального инструмента. Это не просто красивые качественные предметы, играющие роль музейного экспоната, но и действительно практичные вещи, с которыми будет удобно отправиться в путь.

— Как возникают отдельные предметы?

— Я часто делаю наброски прямо в магазине. Это процесс, во время которого часто случается такое, что, заказав сначала только один чемодан, клиент потом дополнительно заказывает еще один или несколько. Я постоянно путешествую и поэтому очень ценю тот факт, что наша мастерская работает как семья — все знакомы друг с другом. Я знаю, что, будучи в другом конце света, могу сказать начальнику цеха лишь пару слов, и этого будет достаточно, чтоб он сразу же точно понял, что я имел в виду, что нужно сделать или изменить.

— Вы тоже берете с собой в дорогу чемоданы Louis Vuitton? Вы создали что-нибудь лично для себя?

— Я разработал для себя только одну дорожную сумку. Пользуюсь ею либо беру с собой в дорогу прототипы будущих серийных изделий — это лучший способ испытать их. А еще я сделал себе чемодан для акварели и художественных принадлежностей, но его, к сожалению, украли, когда мой дом был ограблен. К счастью, я храню все рисунки и чертежи и могу снова сделать точно такой же чемоданчик. Но сейчас на это нет времени…

— Часто ли заказчики участвуют в создании изделий, предлагают свои идеи? Я слышала, что Шерон Стоун сама придумала свои чемоданчики для туалетных принадлежностей.

— Иногда, как это было в случае с Шерон Стоун, которая присутствовала прямо в цехе, клиент влияет на процесс, иногда — нет. Но творческий диалог между мной и заказчиком происходит в любом случае. Мы вместе тщательно выбираем и измеряем все составляющие будущего чемодана. Однажды в один из наших магазинов пришла заказчица и захотела изготовить чемоданчик для своего нижнего белья, идеально подходящего к обуви и остальным аксессуарам. Я сказал ей, что белье нужно сначала измерить. И знаете, что она сделала? Она пригласила меня к себе в отель, разделась до полунага, а когда я начал измерять ее белье, в комнату зашел муж…

— Как вы сказали, специальные заказы действительно особенные…

— Да, во всех отношениях! Одним из ярчайших воспоминаний стало для меня сотрудничество с дизайнером мирового масштаба, с американским театральным сценографом Робертом Уилсоном. Я сделал для него несколько вещей: среди них — портфель для его графических работ и чемодан для стульев.

— Какие заказы вам вообще нравятся?

— Одним из интересных заказов был чемоданчик для тысячи сигар, который я создал для одного американского клиента. Было интересно уже потому, что кубинские сигары в США запрещены. Пришлось поработать над этим чемоданом и с технической стороны — ведь сигары должны храниться при постоянной температуре и влажности, они стареют так же, как и вина.

— У некоторых заказчиков наверняка необыкновенные идеи. Какие курьезные предметы вам приходилось делать?

— Сколько их было! Например, футляр для соски или для шара petangue. Я даже для священника делал чемодан!

— А есть ли вообще что-то, что фирма Louis Vuitton еще не делала?

— Кажется, уже нет. Когда мы праздновали 150-летие фирмы, был объявлен конкурс именно на эту тему. И представьте себе, я лично просмотрел все пять тысяч проектов, но ни один из них не выиграл, так как все эти предметы мы когда-то уже делали! Так что, если придумаете что-то новое, я обещаю сделать вам его собственноручно…

Мы собираемся обедать. Вдруг Патрик достает из кармана собственный карманный нож Laguiolle, который использует вместо прибора. Я спрашиваю, что это за нож. В ответ мой собеседник восхищенно говорит:

— У меня целая коллекция ножей. Собираю также трубки: и тех и других у меня около шестидесяти. Я привожу ножи из поездок, поэтому все они уникальные, из разных концов света.

— Значит, можно сказать, что вы — страстный коллекционер?

— Да, так же, как и мой дедушка. А еще я увлекаюсь фотографией. Это хобби мне перешло от отца. К тому же я ужасно люблю рисовать.

— Что вам больше всего нравится рисовать?

— Люблю акварель. Изображаю чаще всего пейзажи и животных. Сейчас, например, собираюсь на отдых в Испанию, к баскам — там чудесные пейзажи. Жду не дождусь, когда достану свои краски.

— Вы — человек с множеством увлечений. Я слышала, что вы любите охоту. Что еще вам нравится?

— Знаете, я очень люблю… бродить пешком. Так человек может лучше всего все узнать. Когда я работал в нашем офисе на Pont Neuf, то с радостью ходил оттуда в разные концы Парижа: в Marais или на противоположный берег, в Латинский квартал. Также, если я могу себе это позволить, люблю присесть в каком-нибудь кафе и наблюдать за людьми. Пока еще не пробовал при этом рисовать, но это обязательно придет… Зато когда я еду за границу, никогда не забываю взять фотоаппарат. Всегда стараюсь выделить хоть минутку, чтобы прогуляться по городу и сфотографировать его. У меня есть, например, изумительные фотографии с токийского рыбного рынка.

Несмотря на то, что в Нью-Йорке Патрик-Луи Виттон впервые побывал лишь в прошлом году, в Азии он чувствует себя как дома. Он влюбился в Китай (особенно в Пекин), но также полюбил Вьетнам и Японию. Кстати, там он настолько популярен, что многие люди носят значки с его фотографией.

— Вы с удовольствием бываете на рынке, вы покупаете там еду?

— Еще с каким удовольствием! Из поездок привожу самые разные ингредиенты и кулинарные книги. А с рынка в Бретани, где живу, я везу продукты в Париж. Приготовление пищи моя настоящая страсть! В ресторан я часто не хожу, больше удовольствия доставляет приглашать людей к себе на ужин. Вот недавно я готовил филе сельди, маринованное в масле с чечевицей, все были удивлены этой комбинацией, но, тем не менее, всем очень понравилось. Также я надеюсь, что у меня в саду вскоре будет большая оранжерея с травами.

Когда спросила Патрик-Луи Виттона о его доме в Бретани, у него моментально засияли глаза:

— Это место, которое я больше всего люблю. Весь дом реконструировал я сам. У каждого помещения свой цвет, особенно горжусь синим цветом в своем кабинете. Там стоит антикварная мебель из красного дерева, которая досталась мне по наследству, а к красному дереву синий цвет великолепно подходит. Осталось оформить сад. Надеюсь, что два моих сына всему научатся и унаследуют мое дело, а я смогу уйти на заслуженный отдых и целиком посвятить себя своим увлечениям.

— Вы все время путешествуете. В какую гостиницу вам приятнее всего возвращаться? Есть ли такая, которая буквально очаровала и пришлась по сердцу?

— Конечно, гостиница "Ориенталь" в Бангкоке. Она просто роскошна, там царит поразительная атмосфера. Более того, там идеальное обслуживание. Такой уровень обслуживания вы сейчас не найдете нигде. Не успеете вы снять пиджак — как он уже будет висеть на плечиках. И при этом вы не заметите, чтобы к вам кто-то подходил. Для сравнения — в нью-йоркской гостинице "Форсизенс" в моем номере не убирали два дня…

— Где любите отдыхать?

— В своем поместье в Бретани. Для меня это самое прекрасное место на Земле. Целый год я в разъездах, поэтому лучший отдых для меня дома. Или на моем девятиметровом паруснике вместе с друзьями.

— Чему вы посвящаете свое свободное время?

— Рисованию акварельными красками. Это меня забавляет и расслабляет. С большим удовольствием рисую пейзажи.

— Интересуетесь искусством, коллекционируете предметы искусства… Какой музей посещаете с удовольствием?

— Мой самый любимый музей D'ORSAY. С одной стороны, этот музей расположен недалеко от главной резиденции Louis Vuitton — достаточно лишь перейти мост, а с другой, там экспонированы именно такие предметы искусства, которые я люблю. У меня самого дома, в сущности, такой маленький музей ORSAY. Когда в прошлом году я был в Нью-Йорке, зашел в музей "Метрополитен" и был буквально шокирован! Там экспонируют реплики! Среди всего остального видел там одну бронзовую статуэтку, которая имеется у меня в коллекции, и я знаю, что их было отлито всего пять штук. Остальные, кроме моей, находятся в ином месте! Кроме того, мне скорее нравятся маленькие местные музеи — в них узнаю об истории данной местности.

— Какое место, где вы были, в особенности очаровало вас во время ваших путешествий?

— Обожаю рыбный рынок в Токио. Если идти туда в четыре часа утра, можно получить невероятное впечатление. Там все свежее и привлекательное… Просто поразительно, у меня оттуда очень много фотографий.

— Вы ходите в театр или кино?

— Редко когда, зато часто хожу покупать проекционные фильмы. Демонстрирую их потом у себя дома на большом экр ане. Недавно этот экран я разместил на старых малярных подставках — выглядит это великолепно.

Интервью предоставлено газетой HOSPODARSKE NOVINY (Чехия)

Дом семьи Виттон

История дома началась в 1859 году в парижском предместье Асньерес. Найти его там совсем не трудно. Улица, на которой он стоит, носит имя Rue Louis Vuitton. " Это была идея главы провинции, — объясняет Патрик-Луи Виттон, — мы, конечно же, согласились".

Недавно реконструированные мастерские, напоминающие своей стальной конструкцией архитектуру Жана Эйфеля, продолжают действовать.

Луи Виттон перевез в них производство со стратегической целью: с одной стороны, больше площадь, с другой — ближе к Сене, по которой корабли с Севера привозят материал.

Дом заказал построить основатель марки Louis (около 1860 года), сейчас в нем можно восхищаться прежде всего богатой отделкой, о которой позаботился его сын Джордж. Этот дом расширила прелестная застекленная веранда, окна которой оформлены роскошными витражами. В конце восьмидесятых годов вилла дождалась заслуженной реконструкции. В ее ходе не перестраивались только интерьер столовой и гостиной. Но на втором этаже, где изначально были спальни, вдобавок был создан и музей фирмы. Во время обеда Патрик-Луи Виттон рассказал нам, что это место всегда выполняло в первую очередь функцию гостиной — здесь происходили семейные свадьбы, отмечались самые разные годовщины. Сейчас именно здесь происходит прием заказчиков со всего мира. Патрик-Луи Виттон, когда был маленьким, любил сад при доме. Его здешними самыми любимыми местами были пруд с карпами и большая клетка с птицами.

Из истории Louis Vuitton

1854 год. Фирму, специализирующуюся на изготовлении багажа для путешествий, основал Луи Виттон в свои 33 года.

1872 год. Для придания большей прочности полотну чемодана впервые был использован "принцип полосы".

1888 год. Появился на свет узор в стиле шахматной доски Damier.

1896 год. Сын Джордж в память об отце создал логотип LV со стилизованными четырехлистными цветами — так возникла знаменитая монограмма.

1914 год. Был открыт магазин на Champs-Elysees.

1959 год. LV открывает PVC — новое упругое эластичное полотно, значительно увеличившее оборот фирмы.

1981 год. В Японии был открыт первый магазин, и местная "LV-мания" не заставила себя долго ждать.

1987 год. С объединением LV и Moet Hennesy возникла компания LVMH.

1989 год. Louis Vuitton приобретает Bernard Arnault и создает из него наиболее успешную в мире компанию роскошных изделий.

1997 год. Художественным руководителем Louis Vuitton становится модельер Марк Якобз, который вносит в модные коллекции свежее дыхание.

В октябре 2005 года на Champs-Elysees готовится к открытию самый большой магазин LV в мире.

Специальные заказы

Специальные заказы прославили Louis Vuitton еще в XIX столетии. Праправнук основателя марки Патрик-Луи Виттон при осмотре мастерских показал нам все отделения — от столярного, где готовится деревянная основа чемоданов, через швейное и слесарное до склада кожи. Вся кожа поступает из Европы и окрашена таким способом пропитки, чтобы при прошивке не возникали светлые места вокруг шва. Главный девиз Louis Vuitton — качество, а к специальным заказам это относится вдвойне. Поэтому на коже устраняются все дефекты, а совершенный покрой при этом — само собой разумеющееся. У каждой части, каждой детали свой собственный покрой, и все вместе они — часть за частью — составляются, сшиваются и склеиваются как продуманная композиция. Каждый свой шаг рабочий должен проконтролировать. Отдельное внимание при этом уделяется замкам, каждый из которых уже традиционно пронумерован. Ежегодно в мастерских Aсньерес изготавливается приблизительно от 300 до 350 заказов. К самым интересным из последних заказов можно отнести туалетный чемоданчик для Шерон Стоун или чемодан на тысячу сигар.

Комментарий

"Юлия Владимировна, Louis Vuitton — это ваше"

Юлию Тимошенко без преувеличения можно назвать лицом Louis Vuitton в Украине — журналисты даже провели специальное расследование о том, сколько нарядов от Louis Vuitton входит в гардероб экс-премьера. Пресс-секретарь Тимошенко Виталий Чепинога рассказал, почему предпочтение было отдано именно этому дизайнеру:

Впервые вещи фирмы Louis Vuitton появились на Юлии Тимошенко во время фотосессии для журнала Elle. Сиреневое платье, о котором идет речь, привезли сами "эллевцы".

Оно оказалось на три размера больше, чем нужно, и Юлия Тимошенко снималась вся увешанная прищепками и заколками — его пришлось утягивать. На фотосессии присутствовала журналистка австрийского издания, россиянка по происхождению, которая сказала: "Юлия Владимировна, забудьте об украинских дизайнерах, Louis Vuitton — это ваше". И когда премьер была в Париже, в гостинице "Бристоль" у нее состоялась встреча с представителями Louis Vuitton, и она приобрела несколько вещей этой фирмы.

На сегодня у нее есть несколько платьев, одна или две сумки и еще несколько вещей.

Загрузка...
Информационный партнер проекта Ukr.net
Новости со всех уголков Украины на https://www.ukr.net/
Загрузка...