03 марта 2014 в 17:26

Было бы желание

Эли Шрагенхайм международный эксперт в ТОС, о том, как с помощью теории ограничений, применяемой в бизнесе, можно управлять государством

Теорию ограничений часто применяют в бизнесе. Но ее можно успешно использовать и на уровне государства. Для этого политики в правительстве должны хотеть улучшений и очень четко осознавать, что именно нужно улучшать. Толькопоняв это, можно работать с ТОС: определять промежуточные цели и идти к их достижению.

Определить цель в политике сложнее, чем в бизнесе. Тут есть существенное отличие. В бизнесе всем кажется, что они знают к чему стремятся — заработать побольше денег. В политике все не так однозначно. К примеру, я — министр здравоохранения. Какова моя цель? Увеличить долю здорового населения? Приведу пример. На Западе распространено явление, когда семьи умерших подают в суды на медучреждения, обвиняя их в халатности. Как министру здравоохранения мне бы хотелось, чтобы таких случаев было как можно меньше. Тогда у меня будет уверенность, что дела в моей сфере идут хорошо. Что тогда на самом деле моя цель — меньше обращений в суды или все-таки увеличение доли здорового населения? Важно четко понять, к чему стремишься.

Интересный пример есть у Литвы, когда в министерстве экономики страны задались вопросом, как с помощью ТОС можно измерить успешность своей работы. Я не был глубоко вовлечен в этот процесс, но знаю, что среди ключевых параметров успешности выделили уровень безработицы и удовлетворенности жизнью жителями. Есть параметры — есть цели. Дальше все прозрачно: чем ниже уровень безработицы и чем выше уровень удовлетворенности жизнью у большинства населения, тем успешнее работа министерства.

В Украине экономическая ситуация не очень хорошая. Что правительство может в таком случае сделать? Например, оказать поддержку малому бизнесу. Такая стратегия, в конце концов, принесет выгоду самому государству. Крупные компании могут позаботиться о себе и сами, а вот небольшой бизнес рискует закрыться в первые год-два работы. Такова статистика. Для страны, которая искренне желает добра своим людям, критично важно поддерживать малый бизнес.

Самое узкое место работы мелких компаний — в отсутствии базовых знаний о самих правилах ведения бизнеса. Люди, которые руководят таким бизнесом, не могли обучиться этому в школе и зачастую не имеют высшего образования. Государство вполне может создать для них базовую образовательную программу, дать знания основ микроэкономики. После необходимо поддержать банки в желании кредитовать малый бизнес.

Мухаммад Юнус, лауреат Нобелевской премии мира, предложил отличную практику микрокредитования. Он инициировал программу, по которой малому бизнесу выдавались совсем небольшие кредиты. Только после возврата этого микрозайма люди получали возможность взять больший кредит на развитие своего бизнеса. Система заработала, и люди проявили готовность возвращать кредиты ради шанса получить больше в будущем. Микрокредиты также стали своеобразным тестом на жизнеспособность малого бизнеса.

В практике применения ТОС накоплен огромный опыт оптимизации производства и цепей поставок. Государство вполне может позволить себе субсидировать внедрение теории ограничений на своих ключевых предприятиях. Я не сторонник срочной замены устаревшего оборудования и технологий. Это дело дальнейшего развития производства, ведь оборудование может быть старым, но все равно рабочим. Для начала нужно понять, как принимать более эффективные решения и в каком направлении двигаться.

В странах постсоветского пространства я заметил одну особенность: руководители производственных предприятий часто думают, что знают принципы капиталистической системы. Это не всегда так, и часто им нужна поддержка. На государственном уровне могут быть хороши и полезны даже самые простые понятия из ТОС. К примеру, существует странное, на первый взгляд, утверждение Элияху Моше Голдратта, создателя теории ограничений: people are good. Я этот постулат объясняю так: люди на самом деле разные, но если кто-то действует против меня, то у него на это есть свои причины. Здесь скрыт вызов — понять, почему они делают то, что делают.

Я позволю себе связать этот принцип с политикой. Если Россия реагирует на какую-либо страну определенным образом, у нее должны быть на это причины. И для этой страны лучше как минимум понять рациональное зерно этих причин. Я не говорю о том, что нужно согласиться с ними, я говорю о понимании. Только после понимания можно думать о том, что и как дальше делать.

Если я решу продать вам стакан воды и буду очень доволен ценой, которую вы мне заплатите, то для меня же хорошо, чтобы и вы были довольны покупкой. Это придаст моему бизнесу стабильности. Но чтобы прийти к этому, мне нужно хорошенько подумать о ваших истинных потребностях, понять, что же вам на самом деле надо. Конечно, в бизнесе я думаю прежде всего о себе. Но если кроме себя я помогаю еще и вам, система становится намного сильнее. Это простое правило бизнеса — во многом правило и для политики.

раздел:

По теме:

Неприятная правда
Колумнисты 28 февраля 2014 в 19:32

Неприятная правда

Егор Тополов, доктор психологических наук, о том, почему нужно расходиться Майдану и чего бояться новой власти

Валютная лихорадка
Колумнисты 24 февраля 2014 в 11:20

Валютная лихорадка

Пиотр Качмарек, директор розничного бизнеса, член Правления Альфа-Банка, о "мифическом весе" доллара для украинских потребителей